Меню

Конкурс по отлову собак

В Оренбурге провалился конкурс по отлову бродячих собак

Уже не первый раз администрация Оренбурга демонстрирует свою беспомощность в давно наболевшем вопросе по отлову бездомных собак. Агрессивные животные держат в страхе целые микрорайоны. В последнее время участились случаи нападения собак на людей, в том числе на детей.

В 2020 году мэрия Оренбурга несколько раз объявляла закупки на отлов безнадзорных животных, но все они закончились провалом. Работать на оговоренных контрактом условиях не согласился ни один подрядчик. Очередная закупка на отлов, содержание и стерилизацию четвероногих стоимостью 1 млн рублей признана не состоявшейся.

По условиям аукциона потенциальный исполнитель должен был до конца сентября заниматься отловом и временным содержанием бродячих собак и кошек. За 1 млн. рублей необходимо было бы поймать 250 бездомных собак и кошек, часть из них стерилизовать, маркировать и только потом выпустить на свободу. Сильно болеющих животных необходимо усыплять.

Однако пока желающих проводить эту процедуру за указанную сумму не нашлось. Единственная подвижка в этом злободневном вопросе случилась, когда администрация города заключила контракт с приютом на ул. Донгузской. В него поместят 78 агрессивных собак. Хотя в масштабах города, где по предварительным подсчетам обитают около 10 тысяч бездомных собак, это капля в море.

© 56orb.ru (сетевое издание «56 медиа»), 2018

Средство массовой информации зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций 23.11.2018 г. Регистрационный номер серия ЭЛ № ФС77 — 74137

Главный редактор — Цепилов А.В.

Адрес редакции: 105064 г. Москва, пер. Нижний сусальный, дом 5, стр. 15, 4 эт. пом. I к. 2

Сведения об учредителях: 105064 г. Москва, пер. Нижний сусальный, дом 5, стр. 15, 4 эт. пом. I к. 2

Телефон редакции: +7 (499) 290-52-20 . Тел. в Оренбурге +7(3532) 378-817. По вопросам рекламы +7 (912) 846-12-53

email: ooopremmediainvest@gmail.com / 56orb@inbox.ru

Все права на материалы охраняются в соответствии с законами РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах. При любом использовании материалов сайта и сателлитных проектов, гиперссылка на наш сайт обязательна.

Источник

Сдохни или умри. В Госдуму внесен жесткий законопроект о бездомных собаках

Вчера, 15 марта, в Госдуму поступил законопроект, предлагающий радикально изменить закон «Об ответственном обращении с животными». Речь идет об отмене принципа ОСВВ (отлов-стерилизация-вакцинация-возврат) и умерщвлении собак.

Законопроект внесен депутатами-единоросами Галиной Данчиковой (Республика Саха-Якутия), Мариной Беспаловой (Ульяновская область) и Надеждой Максимовой (Хакасия). Что предлагается по пунктам:

1. Исключить из перечня деятельности по обращению с животными возврат их на прежние места обитания.

2. Статью «Основные принципы обращения с животными» дополнить пунктом о приоритете безопасности человека и общества.

3. Разрешить органам госвласти субъектов РФ, исходя из уровня минимальной бюджетной обеспеченности, осуществлять собственное правовое регулирование численности животных без владельцев, находящихся в приютах.

4. В статье «Защита животных от жестокого обращения» исключить запрет на умерщвление.

5. Исключить маркирование животных, поступивших в приют, немсываемыми и неснимаемыми бирками и возврат их на прежнее место обитания.

6. Пункт, запрещающий умерщвление животных в приютах, за исключением случаев необходимости прекращения непереносимых физических страданий нежизнеспособных животных гуманными и безболезненными способами, заменить следующей формулировкой: «Процедура регулирования численности животных без владельцев, решение по которой принято органом государственной власти субъекта Российской Федерации, производится специалистами в области ветеринарии гуманными методами, гарантирующими быструю и безболезненную смерть».

7. В статье 17 об организации мероприятий по осуществлению деятельности по обращению с животными без владельцев исключить пункты о возврате неагрессивных собак на прежние места и о пожизненном содержании агрессивных животных.

8. Отлавливать всех животных без владельцев (в том числе стерилизованных, с бирками).

9. Исключить пункт об обязательной видеозаписи выпуска процесса возврата животных (что логично, так как предлагается исключить сам по себе возврат).

Пояснительная записка к законопроекту полна эмоций и выходит за рамки сухого стиля официального документа. Говоря о процедуре ОСВВ, авторы пишут, что «данная процедура удаляет у животных репродуктивную функцию, но не здоровый оскал» . «Проблемы, вызванные свободно обитающими и неконтролируемыми стерилизованными собаками, такие как шум, фекальные загрязнения, укусы и дорожно-транспортные происшествия, создают негативные последствия как для населения, так и для животных, поэтому для решения проблемы необходим безвозвратный отлов и работа с населением по воспитанию ответственного обращения со своими животными», — говорится в пояснительной записке.

Ранее депутаты Думы Астраханской области в своем обращении к коллегам в Госдуме предложили усыплять собак, проявляющих немотивированную агрессию (сейчас таких животных должны содержать в приютах до естественной смерти или пристройства). Эта инициатива вызвала неоднозначную реакцию, поскольку понятие «немотивированная агрессия» ни в одном нормативном акте не прописана. И если когда-то неконкретность формулировок закона позволила усыплять до 95% отловленных собак как «безнадежно больных», то предлагаемая норма дает лазейку объявить большинство собак «немотивированно агрессивными».

Однако это, как оказалось, цветочки. Законопроект Данчиковой-Максимовой-Беспаловой предлагает максимально жесткий вариант (жестче только, пожалуй, отстрел). Если отжать повторы и дублирующие нормы, вот что остается в сухом остатке: отлавливаются поголовно все уличные собаки, в том числе стерилизованные и биркованные. Возврат исключается. Дальнейшая судьба животных отдается на откуп регионам. Есть деньги – можете содержать пожизненно в приютах всех собак. Нет денег – ваше право гуманно избавиться от них.

Как думаете, как поступят власти подавляющего большинства регионов, в том числе Астраханской области? Ответ очевиден.

О том, что подобные поправки вот-вот будут внесены в Госдуму, было известно заранее. Идея буквально витала в воздухе. Так, четыре дня назад (то есть до официального внесения законопроекта Данчиковой-Максимовой-Беспаловой) на change.org была создана петиция, адресованная президенту Владимиру Путину, премьер-министру Михаилу Мишустину, председателю Госдумы Вячеславу Володину и другим адресатам с требованием не допустить возвращения кровавой бойни для бездомных собак, а также ввести на федеральном и региональных уровнях обязательную идентификацию и регистрацию домашних собак, запретить их самовыгул и разработать систему штрафов за нарушение; обязать собственников промзон и других нежилых территорий обнести их заборами, исключающими проникновение посторонних собак и самовыгул животных, проживающих на данных территориях, а также предоставлять этих животных для обработки по программе ОСВВ и т.п. На данный момент она набрала уже более 7 тысяч подписей.

Одновременно на площадке РОИ появилась альтернативная петиция. Ее автор призывает ограничить выпуск бродячих собак на улицу (возвращать не более 10%) и содержание их в приюте за счет бюджета (2 месяца, потом – усыпление). Эта инициатива набрала 3 472 голоса «за» и 6 804 – «против».

Среди астраханских зооволонтеров распространяется обращение к Владимиру Путину, Вячеславу Володину и председателю комитета ГД по экологии и охране окружающей среды Владимиру Бурматову с настоятельной просьбой отклонить поправки, внесенные Данчиковой-Максимовой-Беспаловой.

В общем, возбуждение нешуточное.

Прошлое не воротится?

Из астраханских представителей в Госдуме никто пока в открытом доступе не высказался по поводу внесенного законопроекта. Ни член комитета по экологии и охране окружающей среды Александр Клыканов, ни Олег Шеин, который всегда «топил за собак», но сейчас активно занимается темой аварийного жилья.

Однако председатель профильного комитета ГД Владимир Бурматов более чем конкретно изложил свою позицию, написав в Инстаграм, что « попытки протащить живодерские законы не пройдут » (цитата), и ни комитет по экологии и охране окружающей среды, ни фракция ЕР в Госдуме не поддержат внесенные поправки. «Возврат к кровавым расправам над животными недопустим. Более того, он невозможен», — заявил Владимир Бурматов, ссылаясь на Конституцию, устанавливающую гуманное отношение к животным, и Уголовный кодекс, считающий их умерщвление серьезным уголовным преступлением.

Читайте также:  Чем кормить собаку если она потеряла много крови

По словам депутата, за возврат к старой схеме выступают регионы, которые сами ничего не делают для уменьшения численности собак, более того – саботируют закон и заявляют, что не будут строить приюты. «Этот саботаж осмысленный, это позиция, — заявил Бурматов. – Мне она непонятна. Эти регионы вышли из состава Российской Федерации? Они приостановили у себя действие федерального закона, Конституции?»

По словам Владимира Бурматова, по странному стечению обстоятельств во многих из этих регионов раньше годами и десятилетиями заключались огромные контракты на отстрел животных, то есть действовал криминальный бизнес. «Кто-то не хочет терять кормушку? Возможно? Вполне», — пишет он.⠀
Между тем, он считает, что принятый закон показал эффективность: прошлый год (когда начали строить и вводить приюты) стал первым с 2015 года, когда количество покусов сократилось, и довольно существенно.⠀
«Раньше такого не было никогда. Это при том, что приютов построено только 25-30% от необходимого количества. Так что мы на правильном пути, и свернуть с него никому не дадим», — говорит Бурматов. По его мнению, нужно вводить всеобщую бесплатную регистрацию животных, наказывать владельцев за выброшенных питомцев, массово стерилизовать четвероногих, строить муниципальные приюты и помогать бюджетными деньгами приютам волонтерским. Волонтеров он приводит как пример, показывающий, что решать проблему бездомных животных, создавать приюты на сотни голов и содержать там животных во вполне достойных условиях вполне возможно. «Получилось у волонтеров, получится и у вас, дорогие мэры и губернаторы. Надо только начать!» — обратился он к представителям власти.

В Астрахани проблема собак также достаточно остра, и мы о ней писали не раз. Приют у нас есть и, как бы ни затянулось его строительство, мы были почти в передовиках – к нам даже ездили из других регионов за опытом. Однако работу по отлову/стерилизации в нашем городе едва ли можно назвать передовой. Напомним, в прошлом году МБУ «Чистый город» не освоил и половины выделенной ему на эти цели субсидии. В ноябре администрация заключила контракты с тремя волгоградскими предпринимателями. Но и эта затея была провалена. В феврале управление коммунального хозяйства попыталось расторгнуть все эти контракты. Предпринимателю Валерию Русскову, который реально ловил и которого представляли в официальных релизах и сюжетах в СМИ как добросовестного подрядчика, не оплатили контракт, он сейчас судится с горадминистрацией.

В настоящее время «Чистый город» ловит собак, приют заполнен. Но стерилизация не велась два месяца. Недавно заключен небольшой контракт с частной ветклиникой, большой аукцион предполагается только в апреле.

Так что, возможно, совет Владимира Бурматова делен: сначала начать эффективно и добросовестно исполнять действующий закон, а потом уже делать выводы – адекватен он или нет.

Источник



Стало известно, кто будет отлавливать бродячих собак в Улан-Удэ

Многомиллионный контракт выиграла компания, которая торгует лекарствами

Фото: Евгений Коноплёв

В январе на официальном сайте госзакупок объявили электронный аукцион на услуги по поимке и содержанию безнадзорных животных. Начальная цена контракта составила 33 миллиона 682 тысячи рублей.

Заказчиком выступил комитет городского хозяйства мэрии Улан-Удэ. Подача заявок на участие в торгах продолжалась до 29 января, а сам аукцион состоялся накануне, 1 февраля.

Всего на аукцион заявились три участника – ООО «Энергострой», ИП Жигмитова Саяна Сергеевна и ООО «Байкалагроветторг». Последнюю компанию признали победителем, поскольку она предложила наиболее низкую цену контракта, согласившись отлавливать и содержать собак за 7103 рубля вместо 8406 рублей за особь. «Энергострой» готов был делать это за 7145 рублей, ИП Жигмитова – за 8280.

В стартовую цену включили, собственно, сам отлов (процесс фиксируется на камеру) и транспортировку в приют (1319 рублей), осмотр ветеринара (268 рублей), содержание на карантине, обслуживание и учёт (2256 рублей), вакцинацию (347 рублей), стерилизацию (2257), чипирование (134) и при необходимости – лечение (608). Если потребуется медикаментозная эвтаназия, на это уйдёт 132 рубля. Утилизацию оценили в 747, а транспортировку и выпуск собак в прежнее место обитания, как того требует новый федеральный закон о гуманном обращении с животными – в 334 рубля.

В конкурсной документации чётко прописано, что запрещается делать при отлове. К примеру, калечить собак, забирать себе и продавать кому-то. Под табу – и использование оружия. Также нельзя:

  • изымать животных из квартир и с территории частных домов без соответствующего постановления суда;
  • снимать их с привязи у магазинов, аптек, организаций коммунального обслуживания и других общественных зданий;
  • применять способы, препараты и технические приспособления, влекущие за собой увечье, травму животных либо опасные для их жизни и здоровья;
  • жестоко обращаться с ними;
  • осуществлять отлов в присутствии детей – за исключением случаев, когда собаки представляют общественную опасность;
  • присваивать себе отловленных животных, продавать и передавать их гражданам или юридическим лицам;
  • превышать дозировку специальных средств для временной иммобилизации животного, рекомендуемую в инструкции по применению ветеринарного препарата;
  • применять огнестрельное и иное оружие, средства, травмирующие животных или опасные для их жизни и здоровья.

Перевозить четвероногих можно только на специально оборудованных транспортных средствах, исключающих их травмирование или гибель. Все псы, поступившие в приют, помещаются на десятидневный карантин, стерилизируются, прививаются от бешенства и чипируются.

Кстати, держать их обязаны в вольерах или в изолированных отсеках раздельно – с учётом видов, пород, пола, возраста и агрессивности. Корм в пункте передержки должен быть «качественным и полноценным». Умерщвлять разрешается только тех, которые нежизнеспособны и испытывают непереносимые физические страдания. Правда, прежде потребуется подтверждение специалиста.

Согласно информации, опубликованной на сайте «За честный бизнес», ООО «Байкалагроветторг» с уставным капиталом в десять тысяч рублей создали в декабре 2007 года. Учредителем фирмы выступает Филипп Николаевич Башкуев, а руководителем – Степан Филиппович Башкуев – судя по всему, родные отец и сын.

Основной вид деятельности компании – торговля розничная лекарственными средствами в специализированных магазинах (аптеках). А дополнительных – ещё 18, включая производство готовых кормов для животных, оптовую торговлю удобрениями и агрохимикатами, масличными семенами и маслосодержащими плодами, овощами, фруктами, мясом и мясными продуктами, свежим картофелем, консервами и садово-огородной техникой и инвентарём в специализированных магазинах. Ещё один вид дополнительной деятельности – ветеринарная, так что опыт по обращению с бродячими собаками у этого ООО, возможно, тоже имеется.

Источник

Четвероногий тендер: как защитники животных работают с госконтрактами

Что изменил закон об обращении с животными

До 2018 года в сфере обращения с животными был правовой вакуум. Из-за отсутствия федеральных норм законодательство разнилось от региона к региону: например, в одном месте причины для умерщвления безнадзорных собак и кошек существовали одни, а во втором — уже другие. Это приводило к непрозрачным и негуманным процедурам: от убийства «агрессивных» бездомных собак и их травли дитилином до жестокого обращения с животными в приютах.

Читайте также:  Почему собаки роют задними лапами

В конце 2018 года Госдума приняла закон «Об ответственном обращении с животными». Помимо требований к содержанию домашних питомцев и зверей, живущих в цирках, зоопарках, океанариумах, документ закрепляет гуманные правила обращения с бездомными животными. В их числе, например, запрет на любые лекарственные препараты, технические средства и методы, ведущие к травмам или гибели животных. Умерщвлять бродячих собак и кошек можно только из-за неизлечимых болезней, причиняющих физические страдания, это относится и к зверям, которые могут представлять угрозу для людей: такие животные не убиваются, а просто остаются в приюте.

Кроме того, закон закрепляет два метода обращения с бродячими кошками и собаками:

ОСВВ (отлов-стерилизация-вакцинация-выпуск), когда животное после всех необходимых процедур возвращается на улицу;

МБИ (массовое безвозвратное изъятие) — в этом случае новым домом для животных становится приют.

«Люди пришли только за деньгами»

Директор Ассоциации «Благополучие животных» Маруся Лежнева и юрисконсульт организации Екатерина Кузьменко говорят, что после принятия закона увеличилось количество подрядчиков-зоозащитников, готовых отлавливать и содержать животных по новым гуманным принципам.

« До 2018 года многие не могли участвовать в тендерах, потому что в техническом задании было прописано убийство животных. А сейчас у большинства регионов поменялось законодательство, и люди из зоозащиты готовы заключать контракты с заказчиками», — говорит Лежнева.

По подсчетам, в России всего около ста подрядчиков-зоозащитников.

Один из них — Евгений Сидоров, директор челябинской службы отлова ООО «Урал-Мегвэй». Евгений, инженер по образованию, еще в 2014 году стал помогать зоозащите отлавливать бездомных собак. По инструкции из интернета сделал ружье, стреляющее шприцами со снотворным, и был одним из первых, кто начал гуманный отлов: «У нас в Челябинске всегда либо сразу убивали безнадзорных животных, либо потом они умирали в пункте временного содержания — их усыпляли — или увозили на утильзавод», — рассказывает Евгений. Когда в силу вступил закон о животных, зоозащитники попросили мужчину пойти на тендер и выступить подрядчиком по отлову и содержанию животных без владельцев.

В 2020 году Евгений впервые участвовал в тендере — и стал подрядчиком. Мужчина говорит, что впервые в Челябинске контракт на отлов выиграл представитель зоозащиты. «Разыгрывались два контракта — на отлов и на содержание животных общей суммой 14 млн руб. Моим конкурентом была компания, которая специализируется на вывозе мусора и уборке снега, и было очевидно, что люди пришли только за деньгами. Фирма, к сожалению, стала подрядчиком по содержанию, так как очень сильно снизила цену закупки. Но контракт на отлов забрал я, хотя цену за него конкурент уронил на сорок с лишним процентов — сумма, в общем-то, достаточная, но на грани», — делится мужчина.

Евгения Сидорова не устраивает, что основным критерием для заключения контракта является низкая цена, в то время как опыт в сфере обращения с животными не учитывается.

При этом в рамках закона о госзакупках заказчик может определить исполнителя контракта с помощью конкурса — и рассматривать не только ценовой, но и качественный фактор, например, хорошо обустроенный приют и грамотный персонал. Юрист Екатерина Кузьменко объясняет, что это помогает выбрать добросовестного исполнителя, но конкурс — длительная и трудоемкая процедура, поэтому в основном для определения подрядчика используются котировки и аукционы. Она уверена, что в этих случаях возможна коррупционная составляющая: «Недобросовестные игроки готовы предлагать низкую цену, потому что они надеются на то, что отловят и утилизируют собак, и это будут копеечные затраты. Поймать и отвезти на утильзавод стоит недорого, а остальные деньги можно забрать себе. Кроме того, крайне тяжело проверить, сколько собак они умерщвили. Очень легко отловить 50 собак, а написать, что их было 160. И это дешевле, чем лечить животное, кормить, стерилизовать, ухаживать за животными. Если на конкурентную процедуру выходят добросовестный и недобросовестный исполнитель, то, к сожалению, второй становится победителем, так как может снизить цену — ведь все равно не будет реализовывать полный комплекс услуг».

Екатерина Кузьменко считает, что ответственность за выполнение контракта двусторонняя, и многое зависит от заказчика, причем еще на начальном этапе работы: грамотное оформление ТЗ, адекватные цены за услуги, а после — контроль за качественным исполнением контракта.

Евгений Сидоров утверждает, что заказчик у него добросовестный, он внимательно следит за работой службы, и это даже вызывает некоторые сложности: «Видеосъемка — большая проблема для нас (по закону, подрядчик обязан вести видеозапись отлова животных и передавать заказчику по первому требованию. — РБК Тренды). Раньше мы снимали на мобильные телефоны, но это крайне неудобно и неудачно. Из-за плохого качества видео довольно много животных нам не оплачивают. Видимо, надо нанимать штатного видеооператора и возить его с собой».

О том, что стал подрядчиком, мужчина не жалеет, но говорит, что заработать на контракте не получилось: «Если бы мы отыграли на начальной цене контракта, это было бы прибыльно, сейчас — ну где-то чуть выше точки безубыточности. Никто не застрахован от прихода случайных людей, которые начинают демпинговать».

«Допускать, чтобы даже на полгода подрядчиком стал недобросовестный человек, нельзя»

Вера Митина, президент фонда помощи бездомным животным «Ника», говорит, что к решению стать исполнителем контракта организация шла долго: «Волонтеры, которые помогали нашему приюту, стали подрядчиками в Химках. Так как у них не было материальной базы, они попросили выделить им вольеры и рабочего, которого бы они обучили на ловца. Через какое-то время они прекратили эту деятельность, а мы решили попробовать, но не набирать в приют собак и кошек, а сократить их количество на улицах».

Первый тендер фонд выиграл в 2018 году. Конкурентов на аукционе было много, но из представителей зоозащиты — только «Ника», остальные — ИП и ветеринарные клиники без приютов. «У нас были понижения на 80-90%, то есть мы работали вообще за копейки, за счет фонда. На тот момент у нас даже не было собственной ветеринарной клиники, мы делали операции, привлекая сторонних специалистов, то есть работали в дикий минус. Зато поняли, какая нужна инфраструктура», — рассказывает президент «Ники».

В том же 2018, несмотря на сложности, фонд заключил контракты еще в четырех административных округах Московской области. За два года исполнители контрактов смогли нанять вторую бригаду ловцов, обустроить центр для животных «Мокрый нос», взять в штат человека, который занимается документацией, общением с жителями районов и администрациями, распределяет заявки. У «Ники» появилась команда волонтеров, которая пристраивает животных: 30% собак и кошек находят новые дома, кураторов, их забирают в маленькие частные приюты, где им продолжают искать дом.

Сегодня фонд работает в десяти административных округах и стерилизует 2,5-3 тыс. собак и кошек в год. Президент «Ники» подмечает, что хотя пока мониторинг уличных собак и кошек не проводился, заявок стало намного меньше, 30% из них попадают на животных с биркой — то есть тех, кто прошел через фонд.

Читайте также:  Что такое дисплазия бедра у собаки

Из-за того, что с некоторыми администрациями «Ника» работает за 50% от начальной цены, выделяемые средства не могут покрыть все затраты организации, а часть из них вообще не прописана в контракте. По этой же причине заработать, став подрядчиком, тоже сложно.

«Можно получать зарплату, но если ты делаешь все хорошо, всплывают дополнительные затраты, которые не указаны в списке услуг, оплачиваемых заказчиками. У нас в контрактах прописана вакцинация только от бешенства, мы вакцинируем еще и от инфекций. Не прописана бирка, но мы ставим бирки, никто не оплачивает труд персонала, который ухаживает за собаками и готовит документы. Но поддерживать программу и пытаться совершенствоваться можно», — поясняет Митина.

Со следующего контракта фонду удалось убедить администрацию финансировать бирки и содержание животных с агрессией, раньше приют содержал их за свой счет. О важности диалога между администрацией и подрядчиками говорит и Екатерина Кузьменко. Юрист подчеркивает, что зачастую для заказчиков сфера обращения с животными сложна и специфична: «Специалист по закупкам объявляет много закупок, и никак не может быть экспертом в каждой сфере: и в собаках, и в уборке снега, и в строительстве мостов, и в благоустройстве парков. Во многом поэтому допускаются недочеты и ошибки, в технических заданиях, на что-то не выделяются средства». Маруся Лежнева подчеркивает, что такая проблема действительно есть, и тут все варьируется от региона к региону. В некоторых населенных пунктах за отлов, стерилизацию, вакцинацию и содержание одной собаки в течение 20 дней дают 2-3 тыс. руб. «Это мизерная сумма, значит, тебе придется обращаться к благотворительным фондам, — поясняет Лежнева, — Есть места, где нормальные цены — 7-9 тыс. руб., ты работаешь на эти деньги, у тебя может оставаться 10-15% на улучшение материальной базы и неплохую зарплату».

«Ничего личного, только бизнес»

На вопрос, почему она решила стать подрядчиком, директор приюта «Феникс» из Азова Елена Шкребец отвечает: «Мы решили навести порядок в городе». «Мы» — это общественная организация по защите животных «Феникс», которая в 2014 году создала приют с одноименным названием. Два раза «Феникс» выигрывал президентские гранты: на стерилизацию животных и благоустройство территории, а в 2016 году организация решила поучаствовать в тендере. В следующем году, «Феникс» снова стал подрядчиком, а вот в 2018 году проиграл.

«Опять влез один предприниматель, он открывал ветклинику, — вспоминает Шкребец. — Он нам тогда сказал: «Ничего личного, только бизнес». Животных убивал, а в отчете писал, что у всех собак заболевания, несовместимые с жизнью».

В прошлом году Елене удалось заключить муниципальный контракт, а в 2020 году администрация Азова для работы с подрядчиками взяла за основу контракт Московской области. Как говорит директор «Феникса», техническая база Московской и Ростовской областей очень разная. «На ту техническую базу приют еще не тянет, поэтому мы решили, что не сможем участвовать в тендере. Ждали шагов от департамента ЖКХ, но он нам навстречу не пошел».

В итоге подрядчиком стала молодая зоозащитная организация. Елена уверена, что они не убивают животных, но есть другая проблема — «Феникс» завалили щенками, потому что те исполнители контракта щенков не забирают. Сейчас в приюте 600 собак, в том числе 58 щенков, и 80 кошек.

Елена жалуется на отсутствие поддержки со стороны государства в период, когда «Фениксу» не удается получить контракт. Директор приюта говорит, что не понимает, на что содержать собак, которых организация отловила за год. «Наш город маленький, 80 тыс. жителей, если мне придет за неделю 5 тыс. руб., это уже радость. Если на следующий год мы опять выиграем, а потом проиграем, то что делать? Собаки-то никуда не денутся». Елена настороженно относится к ОСВВ, так как считает, что животные не должны быть на улице, потому что подвергаются слишком жестокому обращению.

Елена утверждает, что в месяц на содержание 600 собак и зарплату работникам нужно 150-180 тыс. руб., а чтобы привести приют в соответствие со всеми требованиями, прописанным для муниципальных приютов Ростовской области, «Фениксу» потребуется еще 5 млн руб.

Перспективно ли идти в подрядчики, если занимаешься зоозащитой

Маруся Лежнева говорит, что система обращения с безнадзорными животными до сих пор перестраивается. Так, на совещании Комитета по экологии 18 июня чиновники утверждали, что всего в шестнадцати российских регионах нет приютов и пунктов временного содержания. По мнению Лежневой, эта цифра занижена, а то, что уже есть, не всегда качественно.

«Я была в Ивановской области, в месте, которое они называют пунктом временного содержания, это ужасно. Меня поразил «приют» города Калязин: стоянка для служебного транспорта, очистительные машины, мужчины, которые ремонтируют машины. А на заднем дворе немножко зелени, и там стоят две клетки полтора на полтора метра, нет никакого навеса, мисок. И подрядчики мне: «Мы сюда собак привозим, передерживаем, вакцинируем, а потом выпускаем». «А кто их кормит?», — спрашиваю. «Ну мужики-то у нас честные, добрые, они хлебом кормят». То есть собак ловили, чуть-чуть содержали, даже не стерилизовали, и обратно выпускали, что в принципе бессмысленно», — вспоминает Лежнева.

Чтобы таких случаев стало меньше, с декабря 2018 года Ассоциация анализирует, насколько местные власти соблюдают федеральное законодательство: Екатерина Кузьменко отслеживает изменения регионального законодательства и изучает объявляемые закупки на регулирование численности животных. И хотя юрист все еще выявляет много нарушений закона и неточных формулировок, в целом динамика положительная. «Ситуация сильно улучшается даже по сравнению с тем, что было три месяца назад. До стабилизации еще далеко, но закупки становятся грамотнее, уровень качества услуг повышается. Когда мы только начинали мониторинг, регионов пятнадцать можно было назвать приличными, а сейчас их уже около одной трети», — соглашается с Кузьменко Маруся Лежнева.

По мнению Лежневой, мониторинг необходим для защиты животных, во-первых, от недобросовестных заказчиков и подрядчиков, и во-вторых, от противников нового закона в целом и метода ОСВВ в частности, которые могут сослаться на неэффективность способа и предложить снова отстреливать бродячих зверей. По ее оценкам, хороших подрядчиков в сфере зоозащиты не так много. Ассоциации «Благополучие животных» даже звонили из одного областного муниципалитета и просили провести курс для подрядчиков, так как на радиус 200 км нет ни одного человека, который смог бы выполнить заказ.

«Деньги есть, собаки есть, люди, готовые заключить контракт есть, а понимания, что именно нужно делать, нет», — поясняет Лежнева.

Вера Митина уверена, что уменьшить количество животных на улице можно только благодаря зоозащитникам: «У этих людей большой объем информированности и искреннее желание помочь. И если человек уже заботится о животных, можно сделать следующий шаг и стать подрядчиком в своем районе. Проводить ту же самую работу, которая будет хоть как-то компенсироваться государством».

Подписывайтесь на Telegram-канал РБК Тренды и будьте в курсе актуальных тенденций и прогнозов о будущем технологий, эко-номики, образования и инноваций.

Источник