Меню

Собака как средство реабилитации

Собака как средство реабилитации детей с ДЦП

– Расскажите, пожалуйста, об истории канистерапии. Что выделяет собак из числа других животных, используемых для реабилитации?

– Канистерапия старше всех других видов анимал-терапии, ею начали заниматься в европейских странах еще в 50-е годы 20-го века. В анимал-терапии применяются и другие животные: дельфины, лошади. Они тоже приносят хороший реабилитационный эффект, помогают восстановлению опорно-двигательного аппарата. Езда верхом на лошади дает активную двигательную нагрузку: требуется удержаться, сохранять равновесие, посадку. Но содержание дельфинов и лошадей обходится очень дорого, потому эти животные не так доступны как собаки.

Собаки же требуют гораздо меньших затрат на разведение и содержание, они знакомы и привычны нам с детства. По отношению к собакам выраженные фобии, например, страхи контактов, встречаются реже, чем к другим животным. Человек и собака общаются непринужденно, они тянутся друг к другу, история их дружбы уходит в века.

– При каких заболеваниях занятия с собаками могут приносить видимый успех?

– Сегодня реабилитация с помощью упражнений с собаками применяется к больным ДЦП, аутизмом, психическими расстройствами, задержкой развития, черепными травмами. Занятия канистерапией помогают при социальной адаптации людей с синдромом Дауна, психотравмах, тревожных состояниях, панических и поведенческих расстройствах. Помогают эти занятия и пожилым людям при реабилитации после перенесенного инсульта, при старческой деменции. Инструкторы и кураторы Ассоциации привозят собак в детские колонии для проведения сеансов социальной реабилитации среди трудных подростков. Собаки работают в детских домах, интернатах, домах престарелых. В ГАООРДИ – Ассоциации общественных организаций родителей детей-инвалидов, где мы ведем эту беседу, есть группы канистерапии.

– Всех ли собак можно использовать в канистерапии, не находятся ли какие-то породы под запретом?

– В канистерапии работают собаки породистые и беспородные, всех размеров, исключений нет. Важны индивидуальные особенности собаки, ее подготовка. Конечно, изначально собак отбирают по простым критериям. У претендента на роль «врача» должны отсутствовать агрессивность, тревожное поведение, выраженные охотничьи повадки, стремление лаять, навязчивость.

– Как ведется подготовка собак?

– Готовят собак для канистерапии долго, 6-9 месяцев. Специалисты дрессируют их по системе обучения, разработанной в Австрии, в Институте зоопсихологии Конрада Лоренца. Пройдя школу, собаки сдают экзамены, проходят проверки в четыре этапа перед комиссией. В комиссию входят врач-ветеринар, представитель страховой компании (на каждую собаку оформляется страховое свидетельство), инструктор-дрессировщик, врач общей практики. Каждый из специалистов тестирует собаку отдельно и выносит решение по своей части испытаний: собака должна быть здоровой, доброжелательной, должна сохранять спокойствие в любых ситуациях и слушаться инструктора. Всего 20 испытательных тестов. Только при положительной оценке всех специалистов собака получает сертификат «Собака – средство реабилитации».

– На занятия привозят совсем маленьких детей. Многие видят собаку впервые. Как складывается контакт ребенка и собаки?

– Дети сразу тянутся к собакам. В детях заложена любовь к волосяным покровам: они обожают теребить волосы на голове родителей, тискают мохнатые игрушки. Прикосновение к шерсти собаки, возня с ней доставляют ребенку радость. Собака теплая (нормальная температура тела собаки 38,5-39 градусов), она источает любовь и радость от общения с маленьким человеком. Дети это прекрасно чувствуют. Очень важно, что и собака тянется к человеку, так устроена ее природа. А наши собаки знают, что они работают и рвутся делать это хорошо.

– В чем секрет успеха канистерапии?

– Приведу такой пример. Врач просит ребенка: «Вытяни руку, сожми и разожми пальчики». А потом хвалит его, или, если результат неудачный, требует повторить движение еще и еще. Ребенок понимает, что от него чего-то ждут, его действия оценены плохо. Это стрессовая ситуация, и если наша задача – улучшить опорно-двигательный аппарат ребенка, то быстрого прогресса ожидать не приходится. Собака не ставит оценок действиям ребенка, не показывает, что хорошо, что плохо. Ребенок не испытывает стресса рядом с собакой. Он бросает ей мяч и раз от раза делает это лучше. Его ручка вытягивается, пальцы сжимаются и разжимаются, как и требовал врач. Только теперь ребенок проделывает это упражнение по реабилитации, играя с собакой, а не в кабинете врача. Стресс снят, успех приходит быстрее.

– Есть ли противопоказания к занятиям канистерапией?

– Противопоказания к занятиям с собаками есть, и лучше их выявить до начала занятий. У детей, да и у взрослых бывает аллергия на собачью шерсть. Это должен подтвердить аллерголог после исследований в лаборатории. Занятия противопоказаны при острых заболеваниях верхних дыхательных путей, при кожных воспалениях, в случаях боязни контактов с собаками.

– Как проходят занятия канистерапией? Для каждого больного есть своя индивидуальная программа?

– Мы давно ушли от самодеятельности и следуем точным предписаниям научных разработок. При всей кажущейся простоте этой веселой возни с собаками на каждом занятии идет запланированная работа. Результат занятий фиксируется и сравнивается с методиками. В настоящее время специалисты используют 16 методик для реабилитационного воздействия при различных заболеваниях. Разработано 20 ролевых игр, способствующих поддержанию навыков движения, счета, чтения, например, у больных после инсульта. Обязательно присутствие врача на каждом занятии. Нужно учитывать, что у пациентов возникает естественная привязанность к собаке. Мы практикуем смену собак через каждые пять занятий. Упражнения различные, они кажутся несложными, но эффект достигается повторениями. Например, ребенок плохо ходит из-за нарушений опорно-двигательного аппарата. Идти самостоятельно он не может, с помощью взрослого делает неуверенные движения. Мы предлагаем ему прогуляться с собакой. Взять поводок и вести собаку по кругу. Опыт показывает, что от занятия к занятию ребенок будет двигаться все увереннее, его внимание сосредоточено на собаке, он чувствует, что собака зависит от него. Такое естественное упражнение дает эффект быстрее, чем терапия в кабинете врача, где у ребенка, повторяю, может появиться стресс от неуспехов и боязни не выполнить требования врачей и родителей.

Вот посмотрите, тяжело больная девочка надевает на голову собаки обручи разных цветов, а потом снимает их. Не поверите, но два года назад она лежала неподвижно, не поднимая головы. Сейчас девочка может сидеть, выполняет сложные для ее заболевания движения. Обратите внимание на выдержку собаки: все полчаса занятий она будет терпеливо лежать по команде инструктора.

Мы предлагаем детям расстегнуть и застегнуть ошейник, дать собаке команду голосом и жестами. Эти и многие другие приемы используются в активной реабилитации больных с различными неврологическими расстройствами. Игровые занятия дают полноценную нагрузку разным органам движения и чувств.

– Как быстро наступает реабилитация? Бывали в вашей практике неудачи?

– Ни одного случая отсутствия прогресса не было. Родителям советуем запастись терпением. Бывает, родители, настроившись на быстрый эффект, и не получив его, прекращают приводить ребенка на занятия. Этого делать нельзя. Естественные физиологические механизмы включаются в работу от занятия к занятию, малыми шажками, но в нужном направлении.

– Ваша Ассоциация держится на энтузиазме и добровольных пожертвованиях. Расскажите, какие трудности преодолевает Ассоциация, откуда приходит поддержка?

– Если коротко, то Минздрав России признает канистерапию как средство реабилитации больных. А ветнадзор вставляет палки в колеса. Ссылаются на указание о перевозке животных по территории Российской Федерации, по которому владельцу животного необходимо иметь ветеринарное свидетельство формы № 4, оформленное государственной ветеринарной службой. Абсурдно, но если следовать этим требованиям, волонтер, владелец собаки, для каждого занятия должен ее везти на ветеринарную станцию и брать справку. Но речь идет не о путешествии в другой город, а о поездке в соседний район города. Не говоря уже о том, что у наших собак имеются ветеринарные паспорта, они проходят регулярный осмотр и контроль на гельминтов. Перед каждым занятием, согласно правилам, собаку тщательно моют и перевозят в изолированной перевозке. Положа руку на сердце, неужели есть еще необходимость в справке? Кстати, о транспортных проблемах. Не все наши волонтеры и кураторы имеют личный автотранспорт. Быстрее всего в таком случае доехать на метро. Но не всегда получается. Собак-поводырей пускают в метро, а наших собак, несмотря на то, что они тоже прошли специальную дрессуру и ведут себя образцово, не пускают.

Еще одна проблема: помещения для подготовки собак. Подготовка, как было сказано, ведется долго. Приходится выпрашивать помещение то в одном месте, то в другом. А ведь каждый год 340-350 пациентов проходят с помощью наших собак курс двигательной реабилитации и нейрореабилитации. Мы даем больным эффективное, недорогое средство терапии, возвращаем людей обществу. Хотелось бы нам и от общества видеть помощь.

– Вспомните, пожалуйста, бывали в вашей практике исключительные случаи?

– Помню такой случай: детей привезли из детского дома на занятие с собаками. Среди них был мальчик пяти лет, он вставал, но ходить не мог. Мы предложили ему простое упражнение – выгул собаки на поводке. Инструктор, как обычно, поддерживал ребенка, следя за его мышечным тонусом. В конце упражнения мальчик двигался самостоятельно. На следующий день нам позвонили из детского дома и сказали, что ребенок начал ходить. Собака сняла у ребенка стресс, помогла преодолеть укоренившийся страх болезни.

Это уже другой случай: девочку двух лет сверх меры опекала мама, ловила и сажала при каждом неудачном движении. Истеричное состояние матери передавалось ребенку, ходить она не научилась. И здесь прогулка с собакой помогла. Девочка, держась за поводок, сделала шаг, упала и посмотрела на собаку. Та спокойно сидела и ждала, когда ребенок поднимется. Спокойствие собаки передалось ребенку. Девочка поднялась, сделала еще шаг, другой, и так за одно занятие она начала ходить.

Читайте также:  Дезодоранты для собак это

Быстрые исцеления случаются при заболеваниях с четко выраженными психологическими механизмами – стресс, испуг. Собаки могут снять такие состояния за один сеанс.

– Советуете ли вы семьям, где есть дети-инвалиды, заводить собак?

Нет, таких рецептов мы не даем. Но если семья после занятий с нашими собаками сама приходит к такому решению и спрашивает нашего совета, мы говорим, да, заводите, не пожалеете.

Источник

Собаки лечат: чудеса канистерапии, или счастливые истории исцеления

Вот уже несколько лет подряд каждую субботу лабрадоры Лари, Руви, Джой, Ром и Луна к 10:00 приходят на работу в студию «Солнечный пес». Приветливые собаки всегда улыбаются и рады своим юным гостям. Они не защищают Родину, не летают в космос, но их задача не менее важная – помогать детям «подружиться» с окружающим миром. За свои услуги берут недорого – несколько пачек корма и вкусные косточки.

Дело жизни подарил случай

Фото: Москва 24/Антон Великжанин

Проект для его автора Татьяны Любимовой – личная история. У женщины родился сын Саша с тяжелой формой ДЦП: лежачий, но с сохранным интеллектом. Тогда родители начали заниматься иппотерапией (терапия с лошадьми), и это дало неожиданные результаты. А потом лечащий врач Саши посоветовала завести собаку.

Татьяна рассказывает, что сын очень хотел пса. Так вместе с мужем они нашли Олли. Тогда заводчик рассказала, что мама Олли, никогда и никем не дрессированная, просто так следила на улице за слепым ребенком на прогулке, направляла и помогала передвигаться.

«Мы увидели Олли, тогда полуторамесячного щенка, и поняли, что пропали. Все наши накопления потратили на него», – вспоминает Татьяна.

Так Олли стала новым членом семьи Любимовых. Новые хозяева нашли специальный центр, где готовят собак-помощников для инвалидов. Там Олли обучалась около года. Воспитанной помощницей Саша очень гордился.

«В семьях, где дети растут особенными, развивается так называемая вторичная аутизация, когда все фактически оказываются в социальной изоляции. Мы мало с кем общались, нас избегали знакомые. Но благодаря Олли мы познакомились с огромным числом «собачников». И даже отношение прохожих к нам изменилось к лучшему. Все видели счастливого ребенка», – рассказывает Татьяна.

Фото: Москва 24/Антон Великжанин

Позже в семье появились двое здоровых детей. Саша, несмотря на усилия врачей, после долгих лет лечения из-за многочисленных осложнений умер.

Когда его не стало, Татьяна вместе с Олли начала ездить в психотерапевтический лагерь, где когда-то занимался и ее сын, чтобы попытаться помочь другим детям. Специалисты, работавшие там, поддержали идею Любимовой. «Если не делает хуже, то почему бы и нет?» – вспоминает Татьяна слова персонала. Собака произвела фурор – ее быстро полюбили дети.

Вскоре специалисты лагеря начали замечать удивительный терапевтический эффект, который Олли оказывает на малышей.

Так у Татьяны остались собака и небольшой опыт работы с детьми-аутистами, с синдромом Дауна, ребятами с ДЦП. Она начала приезжать в инвалидные организации на праздники вместе с Олли, проводить занятия с желающими, отучилась на врача-дефектолога в МГГУ имени Шолохова, завела свой блог, где писала про свою любимицу Олли и чудесные исцеления. Так к ней подтянулись другие блогеры, начала складываться отличная команда. Среди них волонтеры, желающие просто помогать на занятиях, представители организаций, которые предоставляют помещения, и, конечно же, собаки – их восемь. Три принадлежат Татьяне, а остальные – другим волонтерам.

Все собаки проходили подготовку в различных столичных центрах и знают, как правильно взаимодействовать с детьми-инвалидами. Подопечных в студии около 80 человек: это ребята в возрасте от полутора до двадцати лет.

Врачи уверены: польза от таких занятий есть, но не стоит забывать и о привычной терапии.

«Зацикливаться на этом нельзя и отвергать терапию тоже не стоит. Тут дело в психологическом отвлечении. Психологический интерес возникает у таких детей. Если у них ко многим вещам индифферентное отношение, собаки могут вызвать большую реакцию», – объясняет врач, заведующий филиалом №2 городской поликлиники №5 в Москве Альберт Иорданян.

На занятия всей семьей

Фото: Москва 24/Антон Великжанин

Многие из пациентов Татьяны занимаются в центре долгие годы и добились существенных результатов. Среди таких семья Александра и Галины Рыжковых. Они привели свою дочь Дашу на занятия в студию в 2013 году, когда девочке было 2,5 года. Тогда же они впервые услышали о канистерапии из телевизионного сюжета и решили, что это отличный шанс помочь ребенку. У девочки судорожный склероз с множеством осложнений. Случай непростой, поэтому Татьяна Любимова сразу сказала родителям: «Золотых гор не обещаем».

«Даша почти не ходила, только маленькие шажочки делала, она и не говорила толком. Не общалась ни с кем», – вспоминает Татьяна.

Галина рассказывает, что все осложнялось эпилепсией – были постоянные приступы. Но, по словам мамы, прогресс не заставил себя долго ждать.

Фото: Москва 24/Антон Великжанин

«Сначала Даша начала обращать внимание на собак, потом на всех животных. Сейчас у нас новая стадия: она знает только своих собак, а всех остальных обходит по дуге, что считается очень хорошим результатом», – говорит Галина.

Теперь вместо 10 минут занятия длятся почти 30. Да и канистерапию Даша проходит не одна: вместе с ней познают окружающий мир ее младшие братья Дима и Женя. Они абсолютно здоровы, но, по словам папы, мальчишки в восторге от лабрадоров и сами изъявили желание заниматься.

Фото: Москва 24/Антон Великжанин

«Да и Даше пора переходить на новый уровень, чтобы заниматься в группе. Но она стесняется заниматься с незнакомыми людьми, а с ребятами ей комфортно. Ей нужно четкое руководство. При этом она уже в помещении не одна», – объясняют родители.

Педагог Даши Татьяна видит прогресс: девочка начала увереннее ходить, говорить и даже пошла в школу.

«Вообще другой человек. Сейчас и не скажешь, что все настолько серьезно у нее было,» – улыбается Татьяна.

Мы начали смотреть на ребенка по-другому

Фото: Москва 24/Антон Великжанин

«Алена, вставай, сегодня мы едем к Луне и Ромашке», – с такой фразы родителей вот уже семь лет начинается каждое субботнее утро Алены Железновой. Девочка быстренько встает, умывается, одевается и вместе с мамой и папой едет из Одинцова на занятия к любимым собакам. Даже долгая дорога не утомляет девочку, ведь впереди долгожданная встреча после недельной разлуки.

Сейчас Алена лихо «управляет» собакой, ходит намного увереннее, научилась владеть своими эмоциями. А еще несколько лет назад в это чудо верилось с трудом.

«У Алены ДЦП и эпилепсия. Приступы случаются серьезные и затяжные. После первых занятий с собаками она начала увереннее ходить. Раньше она спускалась с лестницы одной ногой, вторую приставляя. После первого же занятия она пошла, шагая каждой ногой вперед. Для нас это было потрясение», – вспоминает мама девочки.

По словам Ольги, Алена стала в быту гораздо самостоятельнее и наконец-то начала выходить из дома зимой, хотя раньше боялась поскользнуться и упасть на льду.

Фото: Москва 24/Антон Великжанин

«Родителям тоже сложно отпустить, ослабить опеку, а с другой стороны – продолжать поддерживать ребенка, потому что в определенной опеке он все равно нуждается. Важно найти баланс. Сейчас они видят ее достижения. Они смотрят на нее другими глазами», – добавляет Татьяна.

До того, как родители привели Алену к солнечным псам, они уже заводили собаку дома.

«У нас был специально обученный лабрадор. Он прожил у нас полгода, но отношения с ребенком не сложились: надо было привязать собаку к ребенку, а собака активная была, и Алена не могла с ней справиться», – рассказывают родители.

По словам Ольги, удержать пса на прогулке было просто невозможно: он мог через дорогу увидеть человека, похожего на хозяина, сорваться и побежать, потащив за собой Алену.

«Собаку пришлось вернуть в организацию, в которой мы ее брали. Было жалко, но другого выхода не было», – вспоминает Ольга.

Фото: Москва 24/Антон Великжанин

Сейчас Алена с удовольствием общается с хвостатыми друзьями студии, ласково называя их «мои девочки», а они отвечают ей взаимной любовью.

Центр Татьяны Любимовой работает вот уже 15 лет. За это время ей удалось помочь в реабилитации десяткам детей. Конечно, нужны еще волонтеры и собаки. Занятия в студии бесплатные, поскольку средства семей, который сюда приходят, и так ограничены, целиком уходят на лечение.

Дети не просто занимаются с собакой, выполняя на первый взгляд элементарные движения, но даже танцуют с ней.

«Цели и задачи у всех разные в процессе занятия, хотя делают все одно и то же. Девочку с олигофренией я ставлю во главе группы, что развивает у нее внимание, память, все на нее ориентируются», – поясняет Татьяна.

Фото: Москва 24/Антон Великжанин

Схожие задачи у девочки с синдромом Дауна. Мальчику с ДЦП ассистент все время объясняет пространственные понятия, помогает следить одновременно за руками, собакой и корректировать движения вслед за группой. Ребенку с аутизмом важно научиться действовать по общим правилам и чувствовать собаку.

Справиться с недугами детям помогает не только канистерапия. При аутизме, умственной отсталости, эпилепсии многим пациентам рекомендуют иппотерапию – лечебную верховую езду. Иппотерапию предлагает, в частности, школа верховой езды «Резонанс» в Сокольниках.

Читайте также:  Для выгула собак бум

Помощь детям с серьезными проблемами со здоровьем также оказывают на ВДНХ в Центре плавания с дельфинами.

Источник



Собакотерапия. Как собаки лечат людей?

Ещё с древних времён известно о том, что общение с собакой приносит человеку эмоциональное и моральное удовлетворение. Об этом свидетельствуют археологические находки и древние произведения искусства. В настоящее время научно доказана польза от контакта человека с животными. Собакотерапия положительно воздействует на нервную систему человека, оказывает лечебный и оздоровительный эффект.

Что такое собакотерапия?

Собакотерапия, или по-другому, канистерапия – это метод нетрадиционной медицины, направленный на излечение психологических и физиологических заболеваний за счёт контакта больного с собакой. Собакотерапия представляет собой разновидность пет-терапии (анималотерапии) – лечения человека животными.

О положительных свойствах контакта человека с животными известно около пятидесяти тысяч лет. Уже первые пещерные люди отмечали полезный лечебный эффект от общения с некоторыми животными. Тем не менее, официально задокументировано применение метода канистерапии американским психотерапевтом Борисом Левинсоном в шестидесятых годах 20 века.

Левинсон использовал собак в своих лечебных сеансах с детьми с умственными отклонениями, поздним развитием и страдающих аутизмом. Во время процедур учёный обнаружил, что у детей возникают положительные эмоции при виде собаки. Ребята становились спокойней, уверенней и доброжелательней.

Метод пет-терапии начал приобретать популярность и широко развиваться на Западе. Постепенно активное распространение метод получил и в странах СНГ. На сегодняшний день эта психотерапевтическая методика используется в качестве составляющей комплексного лечения таких заболеваний как аутизм, ДЦП, психические и соматические нарушения. Собакотерапия способствует развитию моторики и двигательных функций, улучшает умственные способности.

Исследования утверждают, что продолжительность жизни владельцев собак в среднем на пять-семь лет больше, чем у людей, проживших жизнь без контакта с животным.

Метод собакотерапии

Специалисты выделяют два типа канистерапии – направленная и ненаправленная. Направленная подразумевает преднамеренное использование собак в терапии заболеваний по специальному курсу. Ненаправленная – естественный, неосознанный контакт с животным.

В медицинской практике используется преимущественно первый тип. Врачу во время лечебных сеансов помогает специально обученный питомец, обладающий спокойным темпераментом. В процессе лечения пациент вовлекается в общение с собакой. Совместные игры и тактильное взаимодействие оказывают выраженное терапевтическое действие. Расчёсывание, поглаживание и кормление животного развивает моторику и способствует социальной адаптации.

Существуют специально разработанные программы для людей с различными заболеваниями. Пациенты с психосоматическими нарушениями, двигательными и нервными заболеваниями, а также отклонениями в развитии начинают обретать навыки повседневной жизни, повышают самостоятельность, вовлечённость в социальное общение с животными и людьми.

Стоит отметить, что собакотерапия применяется в основном как дополнительный метод, призванный обеспечить наилучший эффект от основного лечения. И редко применяется как самостоятельный вид терапии.

Наилучшими помощниками врача в лечебном процессе являются следующие породы:

  • Лабрадор
  • Сибирский хаски
  • Золотой ретривер
  • Аляскинский маламут
  • Бернский зенненхунд

Области применение канистерапии

Собакотерапия имеет широкий спектр применения.

  • Наблюдения и исследования врачей показывают, что даже дистанционное наблюдение за собаками может помочь человеку избавиться от мигрени и вернуть положительный эмоциональный настрой.
  • Собаки обладают чутким обонянием, что позволяет им предсказывать зарождение тяжёлых заболеваний тогда, когда традиционные методы анализа не способны их диагностировать. Так, в Западных странах используются собаки для раннего обнаружения признаков эпилепсии и приступов астмы.
  • В кризисные и тяжёлые эмоциональные моменты контакт с собакой успокаивает и расслабляет. Психическое состояние человека нормализуется. Также это важно для людей, нуждающихся в социальной поддержке.
  • В работе с детьми собакотерапия применяется для мобилизации внимания. Особенно это касается детей с проблемами концентрации и гиперактивностью. Согласно экспериментам, проведённым в школах, дети долгое время удерживают внимание на животных, что приводит к уменьшению внутреннего возбуждения. При этом внимание на живых собаках удерживается значительно устойчивее, чем на искусственных игрушках.
  • Мотивирующая функция. Собаки способны мотивировать человека, например, на прогулки. Наблюдения показали, что двигательная активность людей значительно отличалась до и после покупки питомца. Купив собаку, люди многократно повышали длительность пребывания на свежем воздухе, что положительно сказывалось на физическом и психологическом здоровье.
  • Помощь пожилым людям. Широко применяется как в пределах дома, так и в специальных центрах. Некоторые гериатрические клиники используют собак с целью поддержания качества жизни пациентов. Канистерапия часто не прерывается, даже если пациента госпитализируют в стационар.
  • Пациенты с неизлечимыми заболеваниями гораздо легче переносят течение болезни, поскольку контакт с животным помогает справиться с отчаянием и депрессией.
  • Канистерапия применяется для лечения людей с психическими отклонениями и отклонениями физического здоровья. Учёными проводился эксперимент с людьми, имеющими проблемы со зрением. Оказалось, что большая часть слепых участников предпочитала в качестве поводырей именно собак, а не людей.
  • Помощь людям с ограниченными возможностями. Исследования поведения инвалидов-колясочников показали, что присутствие собак способствовало дружественной окружающей обстановке.

Собака – это не только друг человека, но ещё и хороший врач. Собаки играют важную роль в жизни взрослых и детей, оказывают психологическую поддержку, помогают справляться со стрессами и переживаниями. Присутствие в доме четвероного друга делает атмосферу спокойней, уютней и дружелюбней.

Источник

Социальное служение Русской Православной Церкви — [электронный ресурс]:

Мультимедийное учебное пособие. / под ред. прот. В. Хулапа, И.В. Астэр — СПб: СПбГИПСР, 2014.

Собака как средство реабилитации 1

Десять лет назад в Петербурге возникла Ассоциация развития и поддержки канистерапии – направления в медицине по реабилитации больных с помощью специально обученных собак. Из разрозненных усилий отдельных энтузиастов, небольших кружков и групп сложилось сообщество психологов, неврологов, психотерапевтов, реабилитологов, педагогов, ветеринаров, социальных работников, специалистов по подготовке собак-терапевтов и собак-поводырей. Заместитель председателя Ассоциации развития и поддержки канистерапии Мальцева Мария Николаевна рассказывает о применении собак в реабилитации больных, об истории этого направления терапии, об успехах и проблемах.

– Расскажите, пожалуйста, об истории канистерапии. Что выделяет собак из числа других животных, используемых для реабилитации?

– Канистерапия старше всех других видов анимал-терапии, ею начали заниматься в европейских странах еще в 50-е годы 20-го века. В анимал-терапии применяются и другие животные: дельфины, лошади. Они тоже приносят хороший реабилитационный эффект, помогают восстановлению опорно-двигательного аппарата. Езда верхом на лошади дает активную двигательную нагрузку: требуется удержаться, сохранять равновесие, посадку. Но содержание дельфинов и лошадей обходится очень дорого, потому эти животные не так доступны как собаки.

Собаки же требуют гораздо меньших затрат на разведение и содержание, они знакомы и привычны нам с детства. По отношению к собакам выраженные фобии, например, страхи контактов, встречаются реже, чем к другим животным. Человек и собака общаются непринужденно, они тянутся друг к другу, история их дружбы уходит в века.

– При каких заболеваниях занятия с собаками могут приносить видимый успех?

– Сегодня реабилитация с помощью упражнений с собаками применяется к больным ДЦП, аутизмом, психическими расстройствами, задержкой развития, черепными травмами. Занятия канистерапией помогают при социальной адаптации людей с синдромом Дауна, психотравмах, тревожных состояниях, панических и поведенческих расстройствах. Помогают эти занятия и пожилым людям при реабилитации после перенесенного инсульта, при старческой деменции. Инструкторы и кураторы Ассоциации привозят собак в детские колонии для проведения сеансов социальной реабилитации среди трудных подростков. Собаки работают в детских домах, интернатах, домах престарелых. В ГАООРДИ – Ассоциации общественных организаций родителей детей-инвалидов, где мы ведем эту беседу, есть группы канистерапии.

– Всех ли собак можно использовать в канистерапии, не находятся ли какие-то породы под запретом?

– В канистерапии работают собаки породистые и беспородные, всех размеров, исключений нет. Важны индивидуальные особенности собаки, ее подготовка. Конечно, изначально собак отбирают по простым критериям. У претендента на роль «врача» должны отсутствовать агрессивность, тревожное поведение, выраженные охотничьи повадки, стремление лаять, навязчивость.

– Как ведется подготовка собак?

– Готовят собак для канистерапии долго, 6-9 месяцев. Специалисты дрессируют их по системе обучения, разработанной в Австрии, в Институте зоопсихологии Конрада Лоренца. Пройдя школу, собаки сдают экзамены, проходят проверки в четыре этапа перед комиссией. В комиссию входят врач-ветеринар, представитель страховой компании (на каждую собаку оформляется страховое свидетельство), инструктор-дрессировщик, врач общей практики. Каждый из специалистов тестирует собаку отдельно и выносит решение по своей части испытаний: собака должна быть здоровой, доброжелательной, должна сохранять спокойствие в любых ситуациях и слушаться инструктора. Всего 20 испытательных тестов. Только при положительной оценке всех специалистов собака получает сертификат «Собака – средство реабилитации».

– На занятия привозят совсем маленьких детей. Многие видят собаку впервые. Как складывается контакт ребенка и собаки?

– Дети сразу тянутся к собакам. В детях заложена любовь к волосяным покровам: они обожают теребить волосы на голове родителей, тискают мохнатые игрушки. Прикосновение к шерсти собаки, возня с ней доставляют ребенку радость. Собака теплая (нормальная температура тела собаки 38,5-39 градусов), она источает любовь и радость от общения с маленьким человеком. Дети это прекрасно чувствуют. Очень важно, что и собака тянется к человеку, так устроена ее природа. А наши собаки знают, что они работают и рвутся делать это хорошо.

– В чем секрет успеха канистерапии?

– Приведу такой пример. Врач просит ребенка: «Вытяни руку, сожми и разожми пальчики». А потом хвалит его, или, если результат неудачный, требует повторить движение еще и еще. Ребенок понимает, что от него чего-то ждут, его действия оценены плохо. Это стрессовая ситуация, и если наша задача – улучшить опорно-двигательный аппарат ребенка, то быстрого прогресса ожидать не приходится. Собака не ставит оценок действиям ребенка, не показывает, что хорошо, что плохо. Ребенок не испытывает стресса рядом с собакой. Он бросает ей мяч и раз от раза делает это лучше. Его ручка вытягивается, пальцы сжимаются и разжимаются, как и требовал врач. Только теперь ребенок проделывает это упражнение по реабилитации, играя с собакой, а не в кабинете врача. Стресс снят, успех приходит быстрее.

– Есть ли противопоказания к занятиям канистерапией?

– Противопоказания к занятиям с собаками есть, и лучше их выявить до начала занятий. У детей, да и у взрослых бывает аллергия на собачью шерсть. Это должен подтвердить аллерголог после исследований в лаборатории. Занятия противопоказаны при острых заболеваниях верхних дыхательных путей, при кожных воспалениях, в случаях боязни контактов с собаками.

– Как проходят занятия канистерапией? Для каждого больного есть своя индивидуальная программа?

– Мы давно ушли от самодеятельности и следуем точным предписаниям научных разработок. При всей кажущейся простоте этой веселой возни с собаками на каждом занятии идет запланированная работа. Результат занятий фиксируется и сравнивается с методиками. В настоящее время специалисты используют 16 методик для реабилитационного воздействия при различных заболеваниях. Разработано 20 ролевых игр, способствующих поддержанию навыков движения, счета, чтения, например, у больных после инсульта. Обязательно присутствие врача на каждом занятии. Нужно учитывать, что у пациентов возникает естественная привязанность к собаке. Мы практикуем смену собак через каждые пять занятий. Упражнения различные, они кажутся несложными, но эффект достигается повторениями. Например, ребенок плохо ходит из-за нарушений опорно-двигательного аппарата. Идти самостоятельно он не может, с помощью взрослого делает неуверенные движения. Мы предлагаем ему прогуляться с собакой. Взять поводок и вести собаку по кругу. Опыт показывает, что от занятия к занятию ребенок будет двигаться все увереннее, его внимание сосредоточено на собаке, он чувствует, что собака зависит от него. Такое естественное упражнение дает эффект быстрее, чем терапия в кабинете врача, где у ребенка, повторяю, может появиться стресс от неуспехов и боязни не выполнить требования врачей и родителей.

Вот посмотрите, тяжело больная девочка надевает на голову собаки обручи разных цветов, а потом снимает их. Не поверите, но два года назад она лежала неподвижно, не поднимая головы. Сейчас девочка может сидеть, выполняет сложные для ее заболевания движения. Обратите внимание на выдержку собаки: все полчаса занятий она будет терпеливо лежать по команде инструктора.

Мы предлагаем детям расстегнуть и застегнуть ошейник, дать собаке команду голосом и жестами. Эти и многие другие приемы используются в активной реабилитации больных с различными неврологическими расстройствами. Игровые занятия дают полноценную нагрузку разным органам движения и чувств.

– Как быстро наступает реабилитация? Бывали в вашей практике неудачи?

– Ни одного случая отсутствия прогресса не было. Родителям советуем запастись терпением. Бывает, родители, настроившись на быстрый эффект, и не получив его, прекращают приводить ребенка на занятия. Этого делать нельзя. Естественные физиологические механизмы включаются в работу от занятия к занятию, малыми шажками, но в нужном направлении.

– Ваша Ассоциация держится на энтузиазме и добровольных пожертвованиях. Расскажите, какие трудности преодолевает Ассоциация, откуда приходит поддержка?

– Если коротко, то Минздрав России признает канистерапию как средство реабилитации больных. А ветнадзор вставляет палки в колеса. Ссылаются на указание о перевозке животных по территории Российской Федерации, по которому владельцу животного необходимо иметь ветеринарное свидетельство формы № 4, оформленное государственной ветеринарной службой. Абсурдно, но если следовать этим требованиям, волонтер, владелец собаки, для каждого занятия должен ее везти на ветеринарную станцию и брать справку. Но речь идет не о путешествии в другой город, а о поездке в соседний район города. Не говоря уже о том, что у наших собак имеются ветеринарные паспорта, они проходят регулярный осмотр и контроль на гельминтов. Перед каждым занятием, согласно правилам, собаку тщательно моют и перевозят в изолированной перевозке. Положа руку на сердце, неужели есть еще необходимость в справке? Кстати, о транспортных проблемах. Не все наши волонтеры и кураторы имеют личный автотранспорт. Быстрее всего в таком случае доехать на метро. Но не всегда получается. Собак-поводырей пускают в метро, а наших собак, несмотря на то, что они тоже прошли специальную дрессуру и ведут себя образцово, не пускают.

Еще одна проблема: помещения для подготовки собак. Подготовка, как было сказано, ведется долго. Приходится выпрашивать помещение то в одном месте, то в другом. А ведь каждый год 340-350 пациентов проходят с помощью наших собак курс двигательной реабилитации и нейрореабилитации. Мы даем больным эффективное, недорогое средство терапии, возвращаем людей обществу. Хотелось бы нам и от общества видеть помощь.

– Вспомните, пожалуйста, бывали в вашей практике исключительные случаи?

– Помню такой случай: детей привезли из детского дома на занятие с собаками. Среди них был мальчик пяти лет, он вставал, но ходить не мог. Мы предложили ему простое упражнение – выгул собаки на поводке. Инструктор, как обычно, поддерживал ребенка, следя за его мышечным тонусом. В конце упражнения мальчик двигался самостоятельно. На следующий день нам позвонили из детского дома и сказали, что ребенок начал ходить. Собака сняла у ребенка стресс, помогла преодолеть укоренившийся страх болезни.

Это уже другой случай: девочку двух лет сверх меры опекала мама, ловила и сажала при каждом неудачном движении. Истеричное состояние матери передавалось ребенку, ходить она не научилась. И здесь прогулка с собакой помогла. Девочка, держась за поводок, сделала шаг, упала и посмотрела на собаку. Та спокойно сидела и ждала, когда ребенок поднимется. Спокойствие собаки передалось ребенку. Девочка поднялась, сделала еще шаг, другой, и так за одно занятие она начала ходить.

Быстрые исцеления случаются при заболеваниях с четко выраженными психологическими механизмами – стресс, испуг. Собаки могут снять такие состояния за один сеанс.

– Советуете ли вы семьям, где есть дети-инвалиды, заводить собак?

Нет, таких рецептов мы не даем. Но если семья после занятий с нашими собаками сама приходит к такому решению и спрашивает нашего совета, мы говорим, да, заводите, не пожалеете.

Ольга КУЗНЕЦОВА

Структура пособия

Смотрите дополнительные материалы на канале YouTube
  • О проекте
  • Благодарности
  • Слово к читателям
  • Введение
  • Глава 1. БИБЛЕЙСКИЕ, СВЯТООТЕЧЕСКИЕ И СОЦИАЛЬНО-АНТРОПОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ ПРАВОСЛАВНОЙ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТИ
    • 1.1. Библейское, святоотеческое и богословское понимание социальной и благотворительной деятельности
    • 1.2. Принципы церковного социального служения
    • 1.3. Христианские ценности и социальное регулирование
    • Дополнительные материалы
    • Блок самопроверки
  • Глава 2. ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ МИЛОСЕРДИЯ И БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТИ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ В РОССИИ
    • 2.1. Исторический опыт благотворительной деятельности Русской Православной Церкви
    • 2.2. Социальное служение «мирян» Русской Православной Церкви: опыт XIX века и задачи практического социального служения на современном этапе
    • 2.3. Социальное служение Церкви в ХХ-ХХI вв.
    • Блок самопроверки
  • Глава 3. РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ В СИСТЕМЕ СОЦИАЛЬНОЙ ЗАЩИТЫ НАСЕЛЕНИЯ
    • 3.1. Теоретические и методологические основы анализа и решения социальных проблем
    • 3.2. Социальная защита населения в современной России
    • 3.3. Общественный сектор социальной работы. Русская Православная Церковь как некоммерческая организация
    • 3.4. С истема социальной и благотворительной деятельности Церкви. Основные характеристики
    • 3.5. Добровольчество и Русская Православная Церковь
      • 3.5. Добровольчество и Русская Православная Церковь
      • Дополнительные материалы к параграфу 3.5
    • Блок самопроверки
  • Глава 4. ОРГАНИЗАЦИЯ СОЦИАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЦЕРКВИ
    • 4.1. Организация соц работы на приходе
    • 4.2. Оценка результатов деятельности церковной социальной работы
    • 4.3. Способы совершенствования системы диаконии
    • Блок самопроверки
  • Глава 5. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ СОЦИАЛЬНОЙ И БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
    • 5.1. Классификация технологий и методов церковной социальной работы
    • 5.2. Диакония-предотвращение причин одиночества и его социально-антропологических последствий
    • 5.3. Практики и методы конструирования социокультурного поля в приходских институтах Русской Православной Церкви
    • 5.4. Социальная поддержка семьи, материнства и детства
    • 5.5. Попечение о людях пожилого и старческого возраста
    • 5.6. Социальное служение инвалидам
    • 5.7. Паллиативная помощь тяжелобольным людям и их семьям
    • 5.8. Социальная поддержка безработных
    • 5.9. Церковная социальная работа с нищими и бездомными
    • 5.10. Социальная помощь беженцам и мигрантам
    • 5.11. Социальная терапия патологических зависимостей
    • 5.12. Тюремное служение
      • 5.12.1 Миссия тюремного служения
      • 5.12.2 Правовые основы тюремной миссии
      • 5.12.3 Организация служения в местах лишения свободы
      • 5.12.4 Опыт пастырской деятельности в местах лишения свободы
      • 5.12.5 Опыт тюремного служения в Европе
      • 5.12.6 Социальная реабилитация подростков, находящихся в конфликте с законом
      • 5.12.7 Тюремное служение мирян
      • 5.12.8 Обучение православных священнослужителей, совершающих пастырское служение в местах лишения свободы
      • 5.12.9 Документы к раделу
    • 5.13. Церковная социальная работа с военнослужащими и членами их семей
    • 5.14. Макродиакония: социальная деятельность в чрезвычайных ситуациях, предотвращении стихийных бедствий, решении проблем экологии, биоэтики и пр.
    • 5.15. Молодежное служение
      • 5.15. Молодежное служение
      • Дополнительные материалы
    • Блок самопроверки
  • Глава 6. СОЦИАЛЬНОЕ ПАРТНЕРСТВО ЦЕРКВИ В СОЦИАЛЬНОЙ СФЕРЕ
    • 6.1. Сотрудничество с органами государственной власти
    • 6.2. Социальное партнерство властных структур, бизнеса и общественных организаций
    • 6.3. Диакония как инструмент конструирования гражданского общества и формирования социальной ответственности
    • Блок самопроверки
  • Глава 7. ДИАКОНИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ
    • 7.1. Формирование системы диаконического образования в Русской Православной Церкви
    • 7.2. Интеграция диаконического образования в учебный процесс духовных учебных заведений
    • 7.3. Социальная работа и социальное служение в системе светского образования
    • 7.4. Взаимодействие светских и конфессиональных вузов при подготовке специалистов в социальной сфере
    • 7.5. Дистанционное обучение в системе социального образования
    • Блок самопроверки

Copyright © 2014 Социальное служение Церкви

Источник