Меню

Собака прости меня как

Прости меня, пёс!

Прости меня, пёс!

Больно! Как же больно… Невозможно дышать… Молодой мужчина шатаясь добрел до лавочки в сквере и присел, пытаясь отдышаться и унять боль, которая каленым стержнем пронизывала все тело. Но она не отступала, вгрызаясь в каждую клетку. Мужчина попытался сделать глубокий вдох, но боль нанесла еще один удар и тело обмякло… Он уже не увидел людей, столпившихся вокруг, не услышал звуков сирены Скорой и голосов врачей, спешащих на помощь.

Свет… Откуда он? Такой мягкий и теплый. Где я? Боли нет. Да и тело такое невесомое. Мужчина пытался оглянуться, но вокруг клубился легкий туман. А потом он увидел собаку… Большая овчарка шла к нему, неслышно ступая мягкими лапами. И мужчина узнал его! Это был Грей.
— Здравствуй, Хозяин.
-Грей? Ты? Но…как ты меня нашел? И почему ты разговариваешь со мной? Я сплю?
— Здесь все могут разговаривать и понимать друг друга. Нет, Хозяин, ты не спишь. Ты умираешь. А я умер уже давно. Там, на той дороге, где ты выбросил меня из машины.

И мужчина вспомнил то, что старательно пытался забыть все эти годы. То страшное и черное, что душило по ночам. Предательство!
— Вижу, что не забыл… Помнишь, как разозлился на меня, старика? Как трясясь от бешенства запихнул в машину и повез за город? Как оставил меня на дороге и уехал, не оглянувшись? Помнишь… А я ведь не виноват, что постарел и стал раздражать тебя.
Пес тяжело вздохнул и лег.
— Грей, я был уверен, что тебя подберут и ты найдешь новый дом!
— Не ври самому себе, Хозяин! Так ты успокаивал себя, оправдывая то, что сделал. А я…Я долго бежал за машиной, но не догнал тебя и потерял след. Старый нос и больные лапы подвели меня. Тогда я побрел на прежнее место и стал ждать, когда ты вернешься за мной. Я верил, что ты обязательно вернешься за своим Греем. Я верил тебе и любил так, как могут любить только собаки! И очень волновался, как ты там один, без меня! Некому принести тебе тапки, разбудить утром, лизнув языком, помолчать с тобой, когда грустно. Но ты все не возвращался. Каждый день я метался вдоль дороги, боясь, что ты не увидишь меня! А потом меня сбила машина… Я не сразу умер там, на обочине. Знаешь, что я хотел больше всего в тот миг, когда жизнь уходила из меня? Увидеть тебя, услышать твой голос и умереть, положив голову тебе на колени. Но последний мой вздох услышала только холодная лужа.
А знаешь, нас ведь тут много таких: выброшенных за ненадобностью, замерзших на пустых дачах, заморенных голодом, убитых ради забавы… Вы, люди, часто бываете жестоки. И не хотите думать, что за все придется платить!

Мужчина опустился на колени перед собакой. Тело опять пронзила боль. Но это была боль от осознания содеянного ужаса своего поступка. Колючие слезы резали глаза и не приносили облегчения.
— Прости меня, пес! Прости. Собаки могут любить и прощать! Прости, хоть я этого и не заслуживаю!
Старый пес кряхтя подошел к человеку. Хозяину, которого любил всегда.
— Я простил тебе мою смерть. А вот тебе еще рано умирать. Плачь! Твои слезы – твое искупление. Я попрошу за тебя. Теплый язык коснулся щеки, большая лапа накрыла руку мужчины.
— Прощай…

В реанимационном отделении врачи бились за жизнь молодого мужчины. Обширный инфаркт. Но все усилия были напрасны. В 18:30 зафиксировано время смерти. Сердце остановилось. Конец…
Тишину реанимации разорвал крик медсестры: «Слеза! На щеке слеза! Он плачет!»
— Адреналин в сердце
— Дефибриллятор
— Разряд
— Еще разряд
Ровная линия на экране монитора дрогнула и выгнулась слабой, но такой жизнеутверждающей дугой…

Месяц спустя молодой мужчина стоял на пороге клиники. Он жив и даже осенний дождь не может испортить счастье возвращения. Его спасение врачи называли не иначе, как чудом! Выйдя за ворота больницы, мужчина неспешно направился в сторону дома. Он шел, погруженный в свои мысли, когда под ноги ему выкатился грязный и мокрый клубок, оказавшийся щенком.
-Привет, малыш! Ты чей?
Весь внешний вид щенка говорил о том, что он ничей и отчаянно нуждается в помощи. Мужчина поднял малыша с земли, сунул за пазуху и заботливо поправил торчащее ухо.
— Пойдем домой,…Грей!

Читайте также:  Чем вылечить язву у собаки

Старый пес, окруженный легким белым туманом, положил голову на лапы, устало вздохнул и прикрыл глаза. Он спас в человеке Человека!

Источник

Я прошу прощения у собаки

Мой брат был одержим желанием завести собаку. Он был человеком взрослым, имеющим двоих детей, но мечта о собаке его не покидала. Как-то он увидел собаку породы ньюфаундленд, которая гордо шла рядом со своим хозяином, и желание брата обрело конкретный вид – щенок ньюфаундленда. За ним он поехал в Питер, тогда еще это был город Ленинград.
Привезя щенка домой, брат был безмерно счастлив, собака росла в заботе, при отличном уходе. Это была породистая «девочка» с хорошей родословной, по паспорту именовалась Кэт фон Крайкопф, но ее сразу стали называть Кэтти. Так с этим именем и жила она в квартире брата, который возил ее по выставкам, конкурсам. Немало призовых медалей было у Кэтти за ее жизнь.
Но внезапно в наш дом пришла беда. Мой молодой, веселый, красивый брат погиб в дорожно-транспортном происшествии. Слезы, скорбь, боль…. В день похорон Кэтти увели из дома и оставили в квартире родственников. Собака в этой квартире была не первый раз и всегда вела себя адекватно. Но в этот день Кэтти была не узнаваема. Она кидалась к окну, она царапала дверь, она лаяла и выла. А в тот момент, когда тело брата опускали в могилу, Кэтти стонала, как человек. В этом стоне была вся боль и скорбь преданной собаки. Она чувствовала, что в эти минуты уходит из этого мира самый дорогой для нее человек, и она рвалась последний раз его увидеть. Но люди за нее решили все – она была заперта в квартире.
В этот день Кэтти не притронулась к пище, она пила воду и изредка открывала глаза, испуская все тот же человеческий стон. Она понимала, что на земле не стало того, кого она любила больше всех.
Утром следующего дня близкие родственники поехали на могилу брата, Кэтти мы взяли с собой. Приехав на кладбище, собака выскочила из машины первой и пошла по направлению к могиле брата. Могила была не на краю кладбища, но какое-то чувство вело собаку именно к могиле хозяина. Она шла впереди нас между оградами по узкой тропочке, и первая подошла к могиле брата. Она не издала ни звука, но передними лапами легла на могильный холм, устремив глаза на портрет брата. Мы стояли у ног захоронения, а собака лежала у изголовья захороненного. Кто-то вспомнил, что надо собаку покормить, и Кэтти дали бутерброд с колбасой. Она взяла

протянутый бутерброд, но его не проглотила. Она вырыла маленькую ямку с боку могильного холма, положила туда бутерброд и присыпала его землею. Это все, что могла передать преданная собака своему любимому человеку. Стоя у могилы, плакали все, и не только от потери близкого человека. Плакали и от реакции Кэтти на смерть хозяина.
Когда мы отъезжали, Кэтти взгромоздила передние лапы на заднее стекло машины. Собака не лаяла, не вырывалась, она не отрываясь смотрела туда, где был могильный холм. Я увидела, что из глаз собаки потекли слезы. Это было как у людей, просто без истерик, причитаний. Собака покидала святое для нее место, она прощалась с тем, кого уже нет на Земле, и кого она никогда не увидит.
У людей жизнь идет своим чередом, и нужно было решать вопрос с дальнейшим пребыванием Кэтти. Семья брата переезжали в другую квартиру, и не было возможности держать в доме такую большую собаку при наличии двух маленьких детей, поэтому Кэтти взяла я. Она долго привыкала к новому жилищу, это была малогабаритная квартира в многоэтажке. Огромной собаке было, наверное, не очень уютно, но она привыкла.
Но шли годы, Кэтти старилась, сказался перенесенный в ранние годы энтерит. Собака стала справлять свои естественные надобности на ковре в квартире, она не успевала дотерпеть до выгула. Я должна была переезжать в новую квартиру, и брать с собою Кэтти в отремонтированное жилье было нельзя. Мой палас превратился в заскорузлый половик с ужасным запахом. Я стала искать владельца какого–либо частного дома, полагая, что старая собака в вольере может дожить свои годы. Но, узнав о возрасте Кэтти, ее отказывались брать.
В один из дней в мой кабинет вошел знакомый мне командир воинской части. Мы с ним болтали о разном, в том числе о Кэтти. Командир предложил мне отдать собаку в его часть, так как они готовят собаководов для службы на границе, в части много собак и моей Кэтти там будет хорошо. Я поверила в это и договорилась, что один из солдат приедет на машине к моему дому и заберет собаку. Мой знакомый пообещал, что я могу приезжать в его часть,

Читайте также:  Собака vip синтия с аксессуарами

которая базировалась в нашем районе, буду навещать свою собаку, контролировать ее условия пребывания. Он так подробно рассказал о возможной жизни моей Кэтти в новых условиях, что я поверила во все сказанное.
Была пятница марта месяца. Я с собакой вышла в установленное время из подъезда дома. Ни солдата, ни машины не было видно, так как машина стояла за углом дома. Но Кэтти почувствовала беду. Она передними лапами уперлась о землю, и я не смогла сдвинуть ее ни на шаг от двери подъезда. Я тянула за поводок, но собака не двигалась. Ошейник сдавливал ей горло, и я опасалась, что задушу собаку. В это время подошел солдатик, который должен был забрать Кэтти. Он взял поводок собаки, и в это время она обмякла и пошла за ним. Через несколько шагов Кэтти остановилась и обернулась… Она, не моргая, смотрела на меня. В ее глазах была боль, скорбь, обида, отрешенность. Собака прощалась со мной. Она понимала, что жить ей осталось очень короткое время и что я отдаю ее на смерть. По талому, грязному мартовскому снегу понуро уходила моя умная, но несчастная собака с горькой обидой на меня и с надеждой на встречу с моим погибшим братом. В отличие от меня, собака это поняла сразу. А я, которая считала себя мудрой женщиной, наивно поверила своему знакомому, что воинской части нужна старая, не способная к воспроизводству собака, не являющиеся сторожевой по породе. Я думаю, что мою Кэтти убили в тот же день, как старую и не нужную собаку, которую не рентабельно было ставить на скудное довольствие собаки. Мой знакомый командир части пожалел меня и рассказал мне басню про счастливую собачью жизнь. В это поверила я, но в это не поверила собака, которая с первой минуты поняла, что ее ждет.
Прошло очень много лет, но глаза собаки, судьба которой в очередной раз была решена человеком, я не могу забыть. Прости меня, Кэтти, прости…

Источник



Прости меня, собака

Мы в ответе за тех, кого приручили.
Стих можно прослушать В Избе-Читальне. Ссылка приведена внизу на авторской страничке.

Поступок в жизни совершила злейший,
Подругу лучшую я предала.
Собакою она была, друзья, умнейшей,
Ротвейлер, Лори, я её звала.

А, впрочем, всё начну я по порядку,
Её комочком маленьким мы взяли в дом.
Откуда знал комочек, что нельзя на грядку,
И есть просить, когда хозяйка за столом?

Читайте также:  Собака первое животное одомашненное человеком

Её сама всему я обучала,
И поразительно легко давался ей урок,
Речь человеческую с ходу понимала,
Прекрасною собакой вырос тот комок.

В наморднике самостоятельно гуляла.
С детишками любила так играть,
И все болячки мои в жизни повторяла,
Как будто на себя их все хотела взять.

Прошло немало лет, собака постарела,
Гулять ходила уж едва.
Как гром диагноз, что смертельно заболела,
Что проживёт лишь месяц, ну от силы два.

Из-за болезни той она ревнивей стала,
С трудом могла детей переносить,
И к внучке маленькой ужасно ревновала
Пыталась за морковку руку прокусить.

Себя последними словами я ругала,
Но не вернуть минуты те назад,
Когда решительно я прочь шагала,
К тебе с уколом подходил медбрат.

Через минуту он сказал: «Возьмите, всё готово»,
О, лучше бы он этого не говорил!
Не знала, Лори, что увижу тебя снова,
И подо мной тогда весь шар земной поплыл.

Очнись же, ну, вставай, в истерике кричала,
Лекарство видно сэкономил на ней врач.
Собачье сердце доброе так долго остывало,
Глаза пронзительно просили меня, ну не плачь!

С тех пор минУло лет, уж где то пять.
На сердце рана вроде зажила, и всё ж нет-нет,
Когда её мне лай послышится опять,
Рубец от раны той откликнется в ответ.

Теперь живу я в частном доме, не жирую,
Необходимое всё есть, но нет собаки там.
Мне кажется, друзья, вот заведу другую,
Подругу тем вторично я предам.

Я всё бы отдала, чтобы вернуть её обратно,
Судите как угодно Вы меня, друзья.
Сама собой осуждена уже стократно,
Помочь теперь ничем на свете мне нельзя!

Вот, повинилась перед всеми, вроде легче стало,
Но не нашла я рифмы той, чтоб боль смогла унять.
Прости, моя собака, что об этом рассказала,
Простите, люди, не могла не рассказать.

Источник

Прости меня, собака

Поступок в жизни совершила злейший,
Подругу лучшую я предала.
Собакою она была умнейшей,
Ротвейлер, Лори, я её звала.

А, впрочем, разрешите по порядку,
Комочком взяли мы её в свой дом.
Откуда знал комок: нельзя на грядку
И клянчить у сидящих за столом?

Сама всему подружку обучала,
Легко давался ей любой урок!
Команды просто с ходу понимала,
Прекрасною собакой стал комок.

Не вру, одна в наморднике гуляла,
С детишками любила поиграть.
Мои болячки в жизни повторяла,
Как будто все себе хотела взять.

Прошли года, собака постарела,
Гулять сама ходила уж, едва.
Диагноз, что смертельно заболела.
Остался месяц жизни, может два.

Ревнивее из-за болезни стала,
С трудом могла детей переносить.
Меня ужасно к внучке ревновала.
Пыталась, за морковку, укусить.

О, как же я кляла себя, ругала,
Но не вернуть минуты те назад.
Когда решительно я прочь шагала,
К тебе с уколом подходил медбрат.

Сказал потом : «Возьмите, всё готово».
Пускай бы лучше он не говорил!
Не знала, что её увижу снова,
Весь шар земной стремительно поплыл

«Очнись! Вставай!»,- в истерике кричала.
Лекарство видно сэкономил врач.
Собачье сердце долго остывало,
Глаза молили: «Мамочка, не плачь!»

Прошло пять лет с тех пор, как нет собаки.
Сказали, лечит время, но, нет-нет.
Как вспомню, боль пронзает, значит, враки.
(То сердце откликается в ответ).

Живу я в частном доме, не жирую,
Что нужно есть, но нет собаки там.
Мне кажется: вот заведу другую,
Подругу тем вторично я предам.

Я всё отдам, но не вернуть обратно,
Судите как угодно вы, друзья.
Сама собой осуждена стократно,
Помочь ничем на свете мне нельзя!

Открылась вот, но легче мне не стало,
Не знаю слов, чтоб боль могли унять.
Прости, подруга, слышишь…рассказала,
Простите, люди, как не рассказать?

Источник